Устойчивое развитие пошатнулось

0

Семь лет назад на Генеральной Ассамблее ООН 193 страны приняли Резолюцию, которая определила 17 целе устойчивого развития на ближайшие 15 лет. В частности, предполагалось к 2030 году ликвидировать голод, искоренить гендерное неравенство, нищету, обеспечить всех дете качественным начальным и средним образованием. Однако события последних двух лет — в том числе, пандемия и новая геоэкономическая реальность — поставили под сомнение реализацию многих из списка целей.

Мировой голод не обнулить

Цель устойчивого развития №2 («нулевой голод») предполагает, что к 2030 году в мире не должно быть голодающих людей. Однако эксперты полагают, что достичь ее к заявленному сроку невозможно. В частности, глава Московского офиса Продовольственной и сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций (ФАО) Олег Кобяков, выступая на Московском академическом экономическом форуме (МАЭФ), выразил мнение, что пандемия, новая геоэкономическая реальность и совокупный регресс не позволят искоренить голод к 2030 году.

ПО ОЦЕНКАМ ООН, ЧИСЛО ГОЛОДАЮЩИХ В МИРЕ В 2022–2023 ГГ. МОЖЕТ ВЫРАСТИ ЕЩЕ НА 8–13 МЛН ЧЕЛОВЕК — БОЛЕЕ ЧЕМ ДО 200 МЛН

Согласно докладу ФАО «Положение дел в области продовольственной безопасности и питания мира», в 2020 году число людей, лишенных достаточного питания, достигло 811 млн. Это почти десятая часть населения планеты. Из них около 150 млн страдали от острого хронического голода, который может стать причиной истощения и смерти.

 

Александр Дынкин,

президент ИМЭМО им Е.М. Примакова РАН, академик РАН

 

«Цели устойчивого развития недостижимы сегодня — это ясно. Надо выбирать модель на следующее десятилетие — это ответственное, отнюдь не устойчивое развитие».

В 2021 году число людей, которые столкнулись с острым хроническим голодом, увеличилось на 40 млн человек и составило 193 млн человек в 50 странах. Причины тому, по мнению экспертов ООН, — конфликты на всех континентах, экстремальные погодные условия и экономические кризисы.

Борис Порфирьев,

руководитель секции экономики Отделения общественных наук РАН, академик РАН

 

«Темпы прогресса (в области реализации ЦУР) трудно признать удовлетворительными. По отдельным показателям наступает регресс. Это в основном связано с инклюзивным, устойчивым экономическим ростом, вопросами климата и сохранением экосистем суши».

Неустойчивый рост

Говорить о «содействии всеохватному и устойчивому росту мировой экономики» (цель устойчивого развития №8) в текущей ситуации непросто, убеждены эксперты. Экономические и финансовые потрясения, связанные с пандемией и геополитическими конфликтами, сводят на нет и без того умеренный экономический рост и усугубляют риски. Так, Всемирный банк ухудшил прогноз роста глобальной экономики в 2022 году до 2,9% с ожидавшихся в январе 4,1%. Локдауны в Китае, проблемы в цепочках поставок и риск стагфляции сдерживают рост мировой экономики. «Многим странам будет сложно избежать рецессии», — полагает президент группы Всемирного банка Дэвид Малпасс.

АВТОРЫ «ДОКЛАДА О НЕРАВЕНСТВЕ В МИРЕ 2022» (WORLD INEQUALITY REPORT 2022) ОТМЕЧАЮТ, ЧТО ОНО ВЫРОСЛО. ПО ДАННЫМ ИССЛЕДОВАНИЯ, ПРОПАСТЬ МЕЖДУ СВЕРХБОГАТЫМИ ЛЮДЬМИ И ОСТАЛЬНЫМ НАСЕЛЕНИЕМ ЗА ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ УВЕЛИЧИЛАСЬ. В 2019–2021 ГОДАХ СОСТОЯНИЕ 0,001% БОГАЧЕЙ ВЫРОСЛО НА 14%, В ТО ВРЕМЯ КАК У БОЛЬШИНСТВА ЛЮДЕЙ ОНО УВЕЛИЧИЛОСЬ ВСЕГО НА 1%.

Неравенство усилится

Неравенство между странами увеличивается, что ставит под сомнение возможность реализации цели устойчивого развития №10 — снизить уровень неравенства внутри стран и между ними. Так, развивающиеся страны не смогут полностью восстановить экономику в ближайшей перспективе. По прогнозам ООН, в 2022 году объем производства на душу населения в развивающихся странах и странах с переходной экономикой будет более чем на 2% ниже уровня, ожидаемого до начала пандемии. В то же время предполагается, что ВВП на душу населения в развитых странах почти полностью восстановится к 2023 году, достигнув уровня, ожидаемого до начала пандемии. «Такая неравномерность темпов восстановления между развитыми и развивающимися странами приведет к увеличению неравенства доходов между странами и сделает почти невозможным сокращение глобального неравенства к 2030 году, как это предусмотрено целями устойчивого развития», — считает Григор Агабекян, сотрудник Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам.

Образование под угрозой

Цель устойчивого развития №4 касается обеспечения «всеохватного и справедливого качественного образования», и в ее реализацию пандемия внесла свои коррективы. В докладе ЮНИСЕФ и Всемирного банка «Влияние COVID-19 на благосостояние домохозяйств с детьми» говорится, что дети в 40% домохозяйств не участвовали ни в одном учебном мероприятии, пока их школы были закрыты.

«Сбои в организации учебного процесса могут затормозить развитие человеческого капитала», — заявила Каролина Санчес-Парамо, глобальный директор Глобальной практики Всемирного банка в области борьбы с бедностью и обеспечения социальной справедливости.

До сих пор в мире около 57 млн детей не посещают школу. Более половины из них живут в африканских странах, расположенных к югу от Сахары.

Бедность без прогресса

Пандемия свела на нет усилия мирового сообщества в области борьбы с бедностью — цель устойчивого развития №1. В частности, ее экономические последствия усугубили ситуацию с детской нищетой. По меньшей мере две трети домохозяйств с детьми лишились дохода. Такие данные приводятся в докладе ЮНИСЕФ и Всемирного банка «Влияние COVID-19 на благосостояние домохозяйств с детьми».

ДО ПАНДЕМИИ КАЖДЫЙ ШЕСТОЙ РЕБЕНОК В МИРЕ (ТО ЕСТЬ 356 МЛН МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК) ЖИЛ В УСЛОВИЯХ КРАЙНЕЙ НИЩЕТЫ. БОЛЕЕ 40% ДЕТЕЙ В МИРЕ ЖИЛИ В УМЕРЕННОЙ НИЩЕТЕ. ДОЛЯ ДЕТЕЙ, НАХОДИВШИХСЯ В УСЛОВИЯХ МНОГОМЕРНОЙ НИЩЕТЫ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ, ДОСТИГАЛА ПОЧТИ МИЛЛИАРДА ЧЕЛОВЕК. В РЕЗУЛЬТАТЕ ПАНДЕМИИ ЭТИ ПОКАЗАТЕЛИ УВЕЛИЧИЛИСЬ НА 10%.

В целом пандемия может увеличить глобальный уровень бедности почти на полмиллиарда человек (8% от населения мира), полагают эксперты Всемирного научно-исследовательского института экономики развития ООН.

ПО ДАННЫМ ООН, БОЛЕЕ 700 МЛН ЧЕЛОВЕК, ИЛИ 10% НАСЕЛЕНИЯ МИРА, СЕГОДНЯ ЖИВУТ В УСЛОВИЯХ КРАЙНЕЙ НИЩЕТЫ (НА $1,9 В ДЕНЬ)

Климатическая двойственность

Как будет реализована цель устойчивого развития №13, отвечающая за борьбу с изменением климата, неясно. Главам государств в текущей геополитической ситуации не до климата. Евросоюзу приходится экономить природный газ на фоне угрозы дефицита. В частности, после того как Россия уменьшила объемы поставок топлива в Европу, в Евросоюзе встал вопрос о замене природного газа на СПГ с углеродным следом на 20–30% выше. Начался поворот к углю. Министр экономики Германии сообщил, что власти страны планируют снова запустить угольные электростанции, работа которых, напомним, была приостановлена, чтобы сократить объемы углеродных выбросов.

УГОЛЬ — САМОЕ «ГРЯЗНОЕ» ТОПЛИВО. ОН ЛИДИРУЕТ ПО ВЫБРОСАМ УГЛЕКИСЛОГО ГАЗА В АТМОСФЕРУ. ПО ДАННЫМ ВСЕМИРНОЙ УГОЛЬНОЙ АССОЦИАЦИИ, ДАЖЕ СОВРЕМЕННЫЕ УГОЛЬНЫЕ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ ВЫБРАСЫВАЮТ В АТМОСФЕРУ ОКОЛО 800 ТОНН CO2 НА ОДИН ГВТ/Ч. ЭТО ПРИМЕРНО В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВЫБРОСЫ ОТ ГАЗОВОЙ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ, И В 50–100 РАЗ ВЫШЕ ВЫБРОСОВ ОТ АТОМНОЙ, ВЕТРОВОЙ И СОЛНЕЧНОЙ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ.

Цели Евросоюза по «зеленому» курсу к 2030 году выполнены не будут, уверен руководитель Центра экологии и развития, ведущий научный сотрудник Отдела экономических исследований Института Европы РАН Сергей Рогинко. «О чем мы говорим, когда на открытый рынок выброшены квоты на 250 млн тонн выбросов. Тем самым европейским предприятиям дано право выбросить больше, чем на 250 млн тонн», — говорит эксперт.

Климатические планы России

Текущий геоэкономический кризис тормозит реализацию целей устойчивого развития, и в том числе цели, связанные с борьбой с изменением климата и его последствиями, констатировал руководитель секции экономики Отделения общественных наук РАН, академик РАН Борис Порфирьев, выступая на Московском академическом экономическом форуме.

Тем не менее это не означает, что климатические цели устойчивого развития до 2030 года потеряли актуальность. Проблема не исчезла, полагает Борис Порфирьев. Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) в последнем докладе отмечает, что риски для устойчивого экономического развития и для здоровья населения в связи с изменениями климата сохраняются, а во многих регионах — растут. Уже сегодня экономический ущерб от изменений климата только для инфраструктуры развивающихся стран можно оценить в 1% ВВП.

Что происходит с климатическими планами в России? «Мы наблюдаем противоречивые тенденции в институциональной сфере», — рассказал ученый. С одной стороны,  продолжается работа по реализации Федерального закона №296 в части ограничения выбросов парниковых газов. Приняты Федеральная научно-технологический программа в области экологического развития Российской Федерации и климатических изменений, а также две программы высокоприоритетных инновационных проектов государственной значимости по этому про- филю, включая низкоуглеродную энергетику. На эти цели государство планирует выделить в ближайшие три года более 10 млрд рублей.

С другой стороны, были приняты решения по временному ослаблению экологических ограничений — на два года. «Снижены тарифы за вредные выбросы предприятий в 4–5 раз. Коэффициент по первой категории выбросов падает в четыре раза (со 100 до 25), по второй категории — с 25 до 5. Есть мораторий на установление датчиков выбросов на объектах. Да, сумма велика — 300 млрд рублей. Тем не менее важно, чтобы эти временные послабления не превратились в устойчивую тенденцию, не были девальвированы национальные цели, в том числе цели нацпроекта “Экология”», — пояснил Борис Порфирьев.

По мнению ученого, климатическая и экологическая политики должны быть интегрированы в стратегии социально-экономического и пространственного развития страны и направлены на достижение следующих целей: повышение качества жизни населения, сбережение его здоровья, структурно-технологическую модернизацию экономики с опорой на структурные сдвиги и наилучшие доступные технологии.
В противном случае будет воспроизведена модель ускоренного технологического отставания, а страну ждет стагнация.

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА В ОБЛАСТИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КЛИМАТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ НА 2021–2030 ГОДЫ

 

Программа разрабатывается в целях реализации указа президента Российской Федерации от 8 февраля 2021 года «О мерах по реализации государственной научно-технической политики в области экологического развития Российской Федерации и климатических изменений».

 

СРЕДИ ЗАДАЧ ПРОГРАММЫ:

  • создание наукоемких технологических решений, направленных на обеспечение экологической безопасности, улучшение состояния окружающей среды;
  • изучение климата, механизмов адаптации к климатическим изменениям и их последствиям;
  • обеспечение устойчивого и сбалансированного социально-экономического раз- вития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов путем проведения исследований источников и поглотителей парниковых газов и принятия мер по уменьшению негативного воздействия таких газов на окружающую среду.
  • Одним из ключевых направлений ФНТП должно стать развитие систем мониторинга и прогнозирования окружающей среды.

Потепление ждать не будет

Очевидно, что не все цели устойчивого развития могут быть достигнуты к 2030 году, однако задачи, которые они были призваны решать, не уходят с повестки дня. В частности, в ближайшие десятилетия изменения климата будут существенно влиять как на мировую, так и на российскую экономику. Об этом говорили ученые и эксперты на научном форуме «Абалкинские чтения», посвященном теме «Изменения климата и экономика России: тенденции, текущие реалии, прогнозы». Форум был организован Вольным экономическим обществом России, Международным союзом экономистов и секцией экономики Отделения общественных наук РАН.

Изменения климата происходят и будут происходить: в Арктике тает лед, растет средняя глобальная температура, уровень мирового океана (4,4 мм в год) и содержание CO2 в атмосфере (в мае 2022 года содержание углекислого газа в атмосфере Земли достигло очередного максимума — 421 часть на миллион), рассказал директор Главной геофизиеской обсерватории имени А. И. Воейкова Росгидромета Владимир Катцов.

Ученый полагает, что планирование адаптации экономики к климатическим изменениям требует ясного представления о перспективах глобальных и региональных изменений климата, а значит — и о их причинах.

«Не понимая причин происходящих изменений климата, мы не в состоянии прогнозировать будущие и заблаговременно адаптироваться. В этом смысле успех адаптации зависит от прогресса в решении фундаментальных проблем науки о климате», — отметил Владимир Катцов.

Фактор изменения климата следует учитывать, планируя экономическое развитие, — важна тонкая настройка технологий, инфраструктуры, среды обитания человека, убежден заместитель директора по науке Института физики атмосферы им. А. М. Обухова РАН, академик РАН Владимир Семенов. «Для экономистов климатологическая информация — та информационная база, которая абсолютно необходима для того, чтобы говорить, что будет делаться с экономикой или что будет делать экономика при тех или иных климатических изменениях», — согласился научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян.

Согласно данным из открытых источников, экономический ущерб, связанный с изменениями климата, составляет до 2 трлн рублей в год, отметил заместитель председателя Комитета ГД по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям Николай Николаев.

«Эти цифры должны использоваться для принятия государственных решений. Сегодня они не учтены ни в одной госпрограмме, ни в одном аналитическом прогнозе. При этом сумма ущерба сопоставима с планируемыми инвестициями в “зеленую” экономику», — добавил депутат.

Виды на урожай

Климатические изменения вызовут смещение природно-климатических зон и, как следствие, повлияют на структуру сельского хозяйства российских регионов.

Согласно расчетам ученых Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А. А. Никонова, в 2030–2080 годах в связи с климатическими изменениями урожайность может снизиться в Краснодарском и Ставропольских краях, Ростовской, Саратовской, Волгоградской, Орловской, Тамбовской областях — все эти регионы специализируются на производстве зерна. И, напротив, увеличиться в регионах Сибири и на Северо-Западе России, рассказал заведующий отделом системных исследований экономических проблем АПК Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А. А. Никонова Станислав Сиптиц, выступая
на «Абалкинских чтениях».

По словам ученого, среди стратегий адаптации отечественного АПК к климатическому фактору можно выделить четыре: уменьшение объемов производства зерна; экстенсивная адаптация, предполагающая компенсацию потери урожайности введением дополнительных посевных площадей, если такое возможно; интенсивная адаптация, то есть компенсация уменьшения посевных площадей ростом урожайности; и, наконец, расширенная адаптация, которая предполагает и ввод площадей, и рост урожайности.

 

ЛЕСА НЕ ВЫТЯНУТ ВЕСЬ УГЛЕКИСЛЫЙ ГАЗ

 

Выступая на «Абалкинских чтениях», руководитель Центра ответственного природопользования Института географии РАН Евгений Шварц рассказал о роли природно-климатических решений в реализации стратегии низкоуглеродного развития РФ (СНУР) до 2050 года. Если речь идет об энергопереходе, ставка государства на лесоклиматические проекты неэффективна, полагает Евгений Шварц.

 

Согласно целевому сценарию стратегии низкоуглеродного развития России, принятой в октябре прошлого года, российская экономика должна достичь углеродной нейтральности к 2060 году. Для этого, помимо всего прочего, разработчики предлагают снижать выбросы парниковых газов в объеме около 1% ВВП в 2022–2030 годах и до 1,5–2% ВВП в 2031–2050 годах за счет сохранения и увеличения поглощающей способности лесов и иных экосистем.

 

В документе говорилось, что 1200 млн тонн CO2-эквивалента будет нейтрализовано за счет лесов и 900 млн тонн — за счет улучшения технологий к 2060 году.

 

Реальный потенциал ЛКП существенно ниже, чем в это показано в СНУР, убежден Евгений Шварц. Ученый считает, что для достижения углеродной нейтральности к заявленным срокам следует повышать энергоэффективность в промышленности, а не решать эту проблему за счет леса.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here