Кирилл Никитин: «Мы оказались в дичайшей зависимости от Китая»

0

Кирилл Никитин,

Директор Центра налоговой политики Экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, руководитель Комитета по налоговой и бюджетной политике «Деловой России», член Правления ВЭО России

Критерии для получения мер поддержки бизнеса, объявленных на федеральном и региональном уровнях, четко прописаны в нормативно-правовых актах, поэтому вопросов к их доступности в целом быть не должно. Да, есть задержки. Зачастую меры, объявленные во втором пакете, начинают действовать только к тому моменту, когда появляется третий пакет. Это касается не только федеральных мер поддержки, но и региональных, которые активно разрабатываются и действуют в целом ряде регионов.

Я бы отметил ряд технических проблем с дизайном мер поддержки. Так, например, реестр субъектов малого и предпринимательства обновляется раз в год 10 августа. Выходит, что если предприятие на 1 марта 2020 года соответствует всем критериям, но не присутствует в реестре, то оно не может рассчитывать на меры поддержки.

Проблема ОКВЭДов сейчас активно обсуждается. Полагаться на них как на механизм отнесения к пострадавшей отрасли – это, конечно, профанация. Кто-то угадал ОКВЭД, кто-то – нет. Кто-то попал по первому ОКВЭДу в поддержанные отрасли при том, что не занимается этой деятельностью, кто-то занимается деятельностью по ОКВЭДу, но этот ОКВЭД стоит вторым. И с этой точки зрения нужно поддержать предложение Минэкономразвития о возможности уточнения до 1 июля основного ОКВЭДа. И хорошо бы в будущем бухгалтера и юристы начали более корректно проставлять ОКВЭДы при регистрации.

Из тактических мер поддержки в области налоговой политики отсутствует очевидная мера. Удивительно, что до конца 2021 года продлена норма об ограничении переноса убытков на следующие периоды. У большей части предприятий будут убытки, за исключением редких счастливчиков, которые оказались на волне спроса на маски, средства защиты или на поставки аппаратов искусственной вентиляции. Нужно дать возможность предприятиям зачитывать эти убытки в полном объеме против прибыли 2020 года и против прибыли 2021 года.

Не буду перечислять прочие конкретные идеи для мер поддержки, скажу, что в течение текущего кризиса не нужно забывать о стратегических задачах. То, что мы делаем в рамках кризиса, не должно противоречить стратегическим задачам. В частности, мы продолжаем разрушать страховой и накопительный характер пенсионной системы. Приведу пример: когда мы снижаем с 30% до 15% ставку страховых взносов для малого и среднего бизнеса, то создаем ситуацию, при которой пенсионные права для сотрудников малого и среднего бизнеса будут формироваться за счет сотрудников крупного бизнеса. Ту же самую цель нужно было достигать другими механизмами – например, механизмом бюджетного софинансирования в формировании пенсионных прав в отношении сотрудников МСП.

Нужно обдумать меры стимулирования инвестиционного процесса. В частности, развивать меры поддержки тому кругу предприятий, которые платили налоги, платят и будут платить. Когда мы видим театральные стенания отдельных представителей бизнеса, про которых известно, что они не платили налоги и не будут платить никогда, хочется сказать, что, по большому счету, деньги, которыми поддерживают бизнес, – это заплаченные в бюджет налоги. Давайте поддерживать добросовестные предприятия в объеме, уплаченных в бюджет налогов.

Хотелось бы обойтись именно сейчас без несвоевременных действий. Это касается закона о налоге на проценты по вкладам с 2022 года, разрушения сети договоров об устранении двойного налогообложения, новых предложений Минфина об увеличении налоговой нагрузки на угольную отрасль и на производителей сырья для минеральных удобрений. Что интересно – этих отраслей нет в списке на увеличение налоговой нагрузки.

Надеюсь, что выбирая меры налоговой и бюджетной поддержки мы будем ориентироваться на данные межотраслевых балансов, мультипликаторов и влияния этих мер на ВРП, ВВП и занятость.

Надеюсь, что на повестку налоговой политики встанет вопрос о резком снижении зависимости российской экономики и производства от поставки комплектующих из Китая. Речь идет, в частности, о целевых программах импортозамещения комплектующих из Китая. Мы оказались в дичайшей зависимости от нашего соседа, которую нужно сокращать.

По материалам 27-й экспертной сессии Координационного клуба Вольного экономического общества России на тему «Российский бизнес: остаться в живых»

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here