«Реальный рост доходов – где-то там за пределами 2020-го»

0

Дмитрий Сорокин,
Вице-президент ВЭО России, научный руководитель Финансового университета при Правительстве РФ, член-корреспондент РАН

– Когда начнется рост реальных доходов населения? Правильней будет сказать: реально располагаемых денег от доходов населения. Так вот ответ звучит так: согласно действующему, я подчеркиваю, целевому, а не базовому, целевому, т.е. то, что называют оптимистическим, прогнозу Минэкономразвития, который в октябре 2017 года был представлен Правительству, рост начнется за пределами 2020-го года. В 1999 году реально располагаемый денежный доход населения составил по данным статистики 46% от 1991, с 2000-го начался их не рост, а восстановление. К 2005 году восстановили. Вот после этого начался реальный рост.

Я напомню, что в свое время экономические успехи СССР все-таки мерились по отношению ни к 1917 или к 1920 году, ни к 1922, а мерились к 1913-му – году наивысшей точки. Сначала надо восстановиться, потом уже идет рост.

Далее. Реальные доходы начали снижаться с 2014-го и четыре года подряд снижались, к 2013-му году на 11% упали, это значит, что они стали ниже, чем были в 2010-м году. Согласно целевому прогнозу с этого года должно начаться их восстановление, но это восстановление к 2020-му году не достигнет еще уровня даже 2012 года. Реальный рост – где-то там за пределами 2020-го, пока идет всего лишь восстановление.

При этом, конечно, есть проблема в качестве этого прогноза. Я напомню, что в октябрьском прогнозе было сказано, что по итогам 2017 года реально располагаемый денежный доход населения вырастет на 1,3%, т.е. прогноз был дан всего на 3 месяца вперед. Но оказалось – минус 1,7%. И это прогноз Минэкономразвития. За первые месяцы 2018 года прогнозировали восстановительный рост, +2,4% по целевому прогнозу, но пока мы получили по отношению опять минус 0,8%.

Я хочу сказать, что если центральный институт, отвечающий за экономическую политику, так прогнозирует, остается только надеяться, что если будет хуже, то не очень сильно.

Вернемся к 2013 году. Вот что было написано и подписано председателем Правительства в основных направлениях развития в 2013 году до 2018 года – если мы будем расти темпами меньше 3%, не удастся ничего сбалансировать в экономике. Этот факт был записан, и именно так и происходило. Среднегодовые темпы роста ВВП составили 0,5%, это далеко ниже красной черты. И наилучший вариант целевого прогноза – опять всего 2,5%, ниже красной черты.

Вопрос – можно ли поднять темпы роста до искомых 5%, чтобы все-таки не такие прогнозы у нас были? Минэк, Минфин, ЦБ – ряд экспертов говорят: «Нет, нельзя. В лучшем случае до 3 с копеечкой можно подняться, на грани фола идти, как говориться». Другие говорят: «Нет, можно до 7% подняться». Возникает вопрос, кто прав. Я хотел поставить вопрос немного иначе.

Мы знаем, что сейчас рост возможен, прежде всего, за счет более эффективного использования ресурсов: лучшей техники, лучшей организации, лучших институтов, поскольку экстенсивные факторы исчерпаны, мы все это понимаем. Но возможно ли задействовать этот фактор роста при бедном населении? Для экономической теории ответ на этот вопрос известен давно. Не может общество процветать, иметь экономический рост при бедном населении – это основополагающая максима экономики. Кстати говоря, в российской экономической мысли этот тезис был сформулирован за век до Адама Смита. Юрий Крижанич об этом за век до Адама Смита писал, а через 60 лет после Крижанича и за 40 лет до Смита первый российский политэконом Иван Посошков писал: «…Размножиться доброму художеству низкая оплата труда не дает». В те времена под добрым художеством понималась промышленно-ремесленническая деятельность, в переводе на современный язык – размножиться инновациям, техническому прогрессу не дает низкая оплата труда. У нас, правда, нет пророка в своем отечестве, зато наша интеллигенция читала Адама Смита. Дочитались.

У нас сегодня каждый восьмой согласно данным официальной статистики – за нашей официальной чертой бедности. Для технологического перевооружения требуется новый уровень квалификации работников, квалифицированный работник по определению не может быть дешевым. Те, кто должен осуществлять технологическое перевооружение, имеет среднюю зарплата ниже средней по стране, а самая высокая – в выпуске табачных изделий, в финансовой и страховой деятельности. В общем, азбука экономической теории: низкая оплата труда – враг технического прогресса.

Как разрешить эту проблему? Как найти ресурсы на рост доходов, без которого не будет сдвига, при нынешних темпах экономического роста? В этом – искусство экономической политики. Если те, кто формирует экономическую политику, говорят, что это невозможно, что это новая нормальность, боюсь, что мы обречены на стагнацию. Пожалуй, на этом я хочу поставить точку.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here